Чему учим?
Долго думал, как писать в тексте «Вы» или «Мы». С одной стороны, я не учитель, с другой – давно пытаюсь разобраться в том, что же творится в нашем образовании: что-то пишу, с кем-то спорю, на кого-то жалуюсь. Вроде как причастен. Пусть будет «Мы».
 

Дети нас не слышат.
Дети на нас смотрят

Омар Хайям

Итак, детям нужны не нотации, а примеры. Оглянемся на период реформ и посмотрим, каким примером для детей были мы.

 

 

В середине – конце 90-х нас, как и всех честных людей, обокрали и бросили в нищету. Зарплаты не платили по нескольку месяцев. Что сделали самые активные учителя? Они ушли из школы. Кто в фирмы клерками, кто на рынок челноками. Осуждать… Не могу. Своих детей конечно, кормить надо. А на кого оставили школьников? На произвол судьбы? Качество преподавания и воспитания тогда рухнули.

 

Нам сократили часы на основные предметы. Да, именно так, добавлен лишний год обучения в начальной школе, а количество часов на русский, чтение и математику за 4 года меньше, чем за 3 года в советское время. Сократилось время на повторение материала. Интенсивность обучения возросла. Что мы сделали? Возмутились, встали на защиту детей? Нет, мы приспосабливаемся, нагружаем детей, устраиваем учебную гонку.

 

Нам ввели внеурочную деятельность. Кому она нужна – толком никто не знает. «В целях обеспечения индивидуальных потребностей обучающихся…» Какие индивидуальные потребности, когда за час внеурочной деятельности платят учителю, или кто там придет? Он обязан собрать всех детей класса на одно занятие. «Большой Брат» следит за этим. Здесь и заканчиваются все индивидуальные потребности. Все дети, как пуговицы на шинели – в один ряд. Мы подбираем в план занятия попроще, охватываем все 5 направлений внеурочки. Формальности соблюдены. А по сути это халтура. И чиновники, и учителя знают, что в школе нет возможности использовать «внеурочные формы» проведения занятий. Знают, но делают вид, что деятельность «внеурочная». Спортзалы и актовые залы перегружены, помещения для кружков не оборудованы. Вот и сидят дети в классе по 10 лишних часов в неделю. Или форменной ерундой занимаются или подтягивают что-то по основным предметам (это на 7-м уроке). Мы что, не понимаем, что внеурочная деятельность – основная причина перегрузки детей? Много причин, почему дети переутомляются, но внеурочная деятельность  - это флагман в перегрузке. Перегрузка – это болезни детей. Перегрузка – это неуспеваемость. Перегрузка – это психологические срывы. Понимаем… Все равно выматываем детей, сами выматываемся, но молчим. Да и деньги за это платят. Может из-за денег молчим, а может быть из-за это чинопочитательства?

 

Нам запретили выдавать задания на дом. Действительно, какие домашние задания, когда ребенок в школе проводит семь с половиной часов? Мы-то знаем, что выработка навыков, теперь это называется универсальные учебные действия, требует тренировок, а с этим нововведением на выработке навыков поставлен жирный крест. На уроках времени нет, детей в классе ненормально много. Есть медлительные дети, им нужно дополнительное время на выработку навыков. Мы не даем детям научиться читать, нормально писать, учить стихи. «Вот новая буква «Зю». Пять минут тренируемся писать. Всё. Кто не успел? Должны были успеть. Завтра будем изучать букву «Фю»… Учим стихотворение, 5 минут прочитать и запомнить. Кто не успел?..». Домашних заданий нет: не успел, значит отстал в учебе… Навсегда, потому что кроме как в начальной школе, не будут учить писать и считать, никогда и нигде. Формализм и лицемерие. Мы хоть словом защитили детей? Нет. Мы подчинились. Мы предали детей со слабой подготовкой к школе, медлительных, тех у кого с первого раза не все получается. Такие дети при нормальной выработке навыков могли бы отлично учиться. Мы поставили на их образовании жирный крест, превращаем их в неудачников, неуверенных в себе, не желающих учиться, ничего не умеющих.

 

Детей на каникулы запирают в классы. Пришкольный лагерь называется. В здании школы почти нет возможности организовать нормальный отдых. Показываем мультфильмы, да оставляем один на один со смартфонами. Спать укладываем на раскладушки типа «Здравствуй, сколиоз». Дети не отдыхают, а выматываются. Учителя выматываются. Нам сказали; «Денег на загородные лагеря нет». А в 20-х годах прошлого века деньги были? (см. Фильм «Бронзовая птица»). А в 1925 году деньги на Артек были? Не хватает не денег, а желания. Кому нужны эти дети? Чиновникам не нужны – это точно. А нам дети, которых мы учим, нужны?

 

У нас отобрали возможность поощрять детей за их успехи. Лишили возможность стимулировать детей к учебе. Запретили отметки в 1-м классе. Мы стали приспосабливаться: ставили звездочки и цветочки на полях, нам и это запретили. Что делаем теперь, плодим лентяев? Родители в блаженной уверенности, что у детей в школе все хорошо, а мы боимся им правду сказать? Чем заканчивается? Стрессом второго класса. Когда одни родители, увидев первые отметки, начинают доказывать нам, что их ребенок гений, а мы ему плохие отметки ставим, другие детей до полуночи за уроками за отметку держат, третьи вообще все задания за детей делают. А что дети? На них обрушивается вся жестокость и несправедливость тестовых оценок. После расслабленности лицемерной демократичностью первого класса мы детей раздавливаем внезапностью ввода и жесткостью отметок. (Министерство образование запретило использовать воспитательную и стимулирующую роль отметок, так как правила выставления отметок жестко прописаны в руководящих документах). Да в рекомендациях сказано, что мы должны использовать в первом классе безотметочную систему оценивания. Но мы-то знаем, что эта система может работать только в развивающей системе обучения, а используемые УМК, в подавляющем большинстве своем - традиционные. Что мы сделали? Ничего, покорились.

 

Нам ввели проектную деятельность в первом классе. Почему? Мы еще не научили детей ни читать, ни писать, ни с бумагой работать, ни рисовать. И так лицемерно: «Совместно с родителями». Ага, совместно… Сейчас… Родители вместо детей все делают! И мы так чинно киваем: «ах, какой прекрасный триптих написала Ваша девочка». Дети привыкают к тому, что за них все делают родители. Единицы, которые стараются что-то сделать, сами становятся посмешищем. Потому что на фоне работ взрослых дядей и тетей их поделки выглядят убогими. Мы предали этих энтузиастов, мы навсегда отбиваем у них тягу к самостоятельности, к творчеству. Опять предательство.

 

Нам сделали ФГОС на базе развивающей системы обучения, а УМК все традиционные. Ну невозможно на сверлильном станке выполнить стандарты фрезерного. Да не выполняем мы требований ФГОС. Мучаем детей «прикручивая» к традиционке развивающие элементы. С гордым видом говорим: «Работаем по ФГОС» а на самом деле получается методическая несъедобная каша. И в конце тестовые проверки, ВПР, которые по своей природе вообще не соответствуют развивающей системе обучения, и, соответственно не соответствуют ФГОС. Понимаем, но приспосабливаемся. Проект нового ФГОС 2020 представляет собой надругательство над методикой, логикой и педагогикой в целом. Уровень курсовой работы второкурсника педагогического института. Мы хотя бы поинтересовались что нас ждет? Нет. Мы проектов документов не читаем. Мы загружены. Барину виднее. Нам не интересно, что творится в Российском образовании.

 

Нам ввели инклюзивное обучение. Уря! Мы теперь такие гуманные… Только все знают, что скорость передвижения взвода определяется скоростью движения самого медлительного солдата. Не бывает по-другому. Учителю остается или подстраиваться под неуспевающих и предать идущих впереди, или подстраиваться под успевающих учеников, тогда отстающие отстанут навсегда. Скажите: «Это было всегда». Да, но не с таким гигантским разрывом между успевающими и неуспевающими. Индивидуальный подход при существующих методиках обучения – это фикция, выдуманная в недрах министерства просвещения. Невозможен индивидуальный подход при классно-урочной системе, невозможен индивидуальный подход при жестко определенном УМК, невозможен индивидуальный подход при 32 учениках в классе начальной школы, невозможен индивидуальный подход при отсутствии домашних заданий. И в который раз предаем детей, по-человечески подготовленных к школе.

Лицеи и гимназии превратили в обычные школы, принудив их принимать учеников по территориальному принципу без всяких тестов. Систему обучения надо менять, а не лицемерить с инклюзивностью. Нужна система обучения, позволяющая осуществлять индивидуальный подход. Мы что, этого не понимаем? Понимаем и молчим.

 

Нам ввели разделение образования на элитарное и для остальных (ФЗ 83 2010 года). МЫ протестовали? А мы ничего не поняли. Проект закона вынесли на обсуждение в виде «Внести изменение в изменение закона по изменению закона, который изменяет закон». По одной строчке. И каждая строчка в такой формулировке. Без юридического образования ничего не поймешь. Да и в СМИ подняли истерику «Вводится платное образование». Да не платное образование, а легальность получения элитарного образования за большие деньги. Сейчас в частных школах с оплатой от 70 тыс. руб. в месяц и выше учат. По-настоящему учат, чего нельзя сказать обо всех остальных школах. Мы постарались разобраться? Нет. Мы загружены. Но, невзирая на действительность, с гордостью говорим: у нас равные права на образование.

 

А знания мы даем? Мы учим детей в смысле образования? Попробуйте поиграть в большой теннис в классическом водолазном костюме (два груза на спине и груди по 16 кг и калоши по 21 кг каждая). Так и учитель. При такой колоссальной нагрузке, которая не имеет никакого отношения к обучению, ни один учитель в российском образовании не может выполнять свои функциональные задачи с той отдачей, на которую способен. В системе образования допущено столько ошибок, что она стала непреодолимой преградой на пути к знаниям. Мы делаем вид, что работаем, что учим детей

 

Хватит примеров

 

 

Вывод:

Приспособленчество, закукленность в своих проблемах, предательство детей и родителей, безынициативность, раболепство – вот что видят дети. Большой процент аморфной молодежи, приходящей после институтов и колледжей в школу в качестве учителей – вот результат нашей деятельности. Все, круг замкнулся.

Мы не рабы? Рабы немы. Немы! Немы!!! Именно так, без пробела и без просвета.

 

Падающий уровень образования уже начал воспроизводить сам себя. Вузам не из кого набирать студентов, они выпускают низкоквалифицированных учителей, те не в состоянии подготовить абитуриентов для вузов… Если ничего не менять, в течении десяти - пятнадцати лет произойдет "схлопывание" существующей системы образования. Останется только элитарное. Надежды на то, что образование для остальных будет осуществляться на каком-то низком, но «приемлемом» уровне, не сбудутся, оно со свистом деградирует в ноль. Люди не смогут выполнять примитивные действия. Трудно будет найти тех, кто не то что понимать, вслух прочитать инструкцию по слогам не сможет. Будет лет двадцать полной деградации общества (не только в России). Элиты, в целях собственного выживания, начнут внедрять используемые ими сейчас приемы обучения в широкие массы. Современная школьная программа будет осваиваться легко, играючи, за 5 лет. Страна, которая первой начнет возрождение образования, будет лидировать в мире. В нашей стране точка невозврата еще не пройдена. Можно начинать сейчас.

 

Что можно сделать?

 

Есть много вполне законных методов, применение которых может изменить систему образования:

 
  1. Многие проблемы неочевидны. Например, родители видят измученных детей, но не понимают, что в этом виновата внеурочная деятельность и пытаются отыграться на домашних заданиях. Нужна широкая разъяснительная работа. Нужна популяризация педагогических знаний. И это можно делать поодиночке.
  2. Мы не можем сами выступать с законодательными инициативами. Нужно идти в среду чиновников. Нужно готовить предложения, на том языке, который понимают чиновники и подталкивать их к продвижению наших идей в виде законодательных инициатив. Партии, депутаты разных уровней, открытое правительство и т. д. Да, сначала по чайной ложке, но идеи по спасению образования надо «проталкивать».
  3. Жалобы, открытые письма, предложения. Не надо думать, что это бесполезно. Одна снежинка ничего не весит, а миллионы проламывают крышу.
  4. Пока тех, кто пытается изменить систему образования единицы. Каждый чувствует себя одиноким воином в поле. Но это не так. Давайте оглянемся вокруг. Нас много, мы можем действовать вместе, помогать друг другу. В конце концов понадобится организация с аналитиками, редакторами, юристами, педагогами, психологами. С теми людьми, к мнению которых прислушиваются.
  5. Придется отработать механизм подготовки и проведения в жизнь научно обоснованных изменений в сфере образования.

 

  А как же министерство просвещения? А об этом в части 3.

 

Категория: Состояние и перспективы | Добавил: niko59 (18.12.2019) | Автор: Николай Архаров Просмотров: 78
Всего комментариев: 0
avatar